October 13th, 2007

фукоша

13-тый разгневанный


Посмотрели вчера 12.
Я так люблю Маковецкого, что могу все простить. И начало, и конец, и иконку, хороший фильм получился, что говорить.
Один вопрос только остался для меня открытым — очень уж размытый образ птички воробья.
Если подумать с конца, то бишь с фразы «Хочешь лететь — лети. Путь свободен. Хочешь остаться — оставайся. Только решай все это сам. Никто за тебя это не сделает…»?
Ну, кому эта фраза говориться, просто птичке, или символу?
Если символу, то что это за символ? (Не просто же так Михалков воробья рендерил, и фразу эту придумал.) На фоне всей этой терпимости/нетерпимости, приезжих/переселенцев, красной нитью протянувшейся сквозь весь фильм, образ воробья предстает передо мной вовсе не ангелом или духом, зачем ангелу напоминать о том, что у него есть выбор. И к тому же, кем нужно быть, чтобы напоминать духу о том, что у него есть выбор, Богом?
На улице холодно, воробей залетел погреться, погрелся, ему никто не мешал, даже никто не обиделся когда он Гармашу на голову насрал. Но вот пришел Маковецкий за иконкой, протягивает к ней руку, а воробей что-то кидается так на него, и не понятно, что этому воробью нужно, толи он иконку защищает, толи просит окно открыть. Но после того как окна были открыты, воробей улетает не сразу, а только после того как убрана иконка, и ушел Маковецкий.

В переводе на разговорный — «Видишь, что никому тут до тебя дела нет, и коли ты тут залетел погреться, то выбирай, либо ты играешь по нашим правилам, либо, как у нас говориться, вот Бог а вот порог.» — ну кому это можно сказать еще, угадайте с трех раз?

Как сказал Михалков, «давно назрела необходимость поговорить вслух о том, о чем все шепчутся».

Самое приятное в фильме, кроме Маковецкого — монолог Ефремова про смех. Актерски, конечно не самый лучший, зато в тему на 200%. Суперультрамегастар2007.